?

Log in

No account? Create an account

July 30th, 2016

Иван Владимирович Лопухин – Алексею Михайловичу Кутузову

...Справка о тебе из полиции, кажется, не могла быть в Петербурге, ибо знают, думаю, что ты за границею; и здесь также не было. Я не знаю, кто тебе о сем пишет; я думаю, это пустое. Спрашивали в то время, кто директоры типографической компании и кто члены? И тут, помнится, показали, что ты в чужих краях. Но это все от здешних городских. В то же время приходили тихонько спрашивать, кто и кто чаще ездит в типографической компании дом, и неоднократно в оном видали ночью подсматривающих по двору. Все собаки окаянные правду показывали. Но я всеми сими разведываниями, подсматриваниями, подъискиваниями очень доволен. Ибо чем больше их будет, тем яснее будет открываться наша невинность, и те, кои неутомимо стараются нас обвинить, сим образом наилучше нас оправдывают и оправдали уже, я думаю, в очах беспристрастных. Все сии подвиги противу вас, думаю, от господ здешнего города блюстителей благочиния распоряжаются. Сковали об нас что-то в своем воображении и нападают на тень того, что только в оном существует. Между тем же существенные беспорядки ими не уважаются, например: и тебе давно известно об отменно развратном одном родственнике нашем Иване Петровиче Лопухине, у которого [327] Картуш и Ванька Каин были любимые авторы и модели от самого ребячества, и сам он, конечно, ежели не превосходил их, то ни мало им не уступал в нравственном расположении; да и дела-то были щегольские в плутовстве, разных неистовствах, тиранстве: рубил людей своих, питал их своим калом и уриною и сам тем питался. Что-ж? Градская и сельская полиции все сие терпели, не даром конечно (ибо один у него купил 250 душ за четыре тысячи, да и те вряд заплатил ли). И он все сие отправлял спокойно, пока наконец принужденными уже нашлись открыть, ибо священник деревенский, убоясь ответу за видимые тиранства и неистовства, пришел с доносом. Сестра оного распутного, очень добрая и умная девушка, хотя сокрушаемая им, но по крови любящая и жалеющая его, опасаясь, чтоб он не сделал смертоубийства или бы его не убили, проводила того священника к губернатору с письмом своим, чтоб войти правлению. Тут должно было уже открыться: представили главнокомандующему, по справке оказалось все доносимое справедливым. Что-ж последовало? Назвали его безумным и определили отдать его под опеку. Но кто-ж его возьмет? И по должности служебной, таковой бы и арестант был в наказание надзирателю. Приставили к нему полицейских, которые стоят у него с несколькими при нем бабами; здесь в столице теперь только две, сказывают, осталось у него, а было семь или восемь. Между тем возят к нему оброки, и на счет его и с ним многие равных сортов люди пьют, гуляют и карманы набивают. Нет нужды говорить об исправности присмотра. Недавно он шпагою исколол своего повара, одну рану дал в полтора вершка глубины. Лекарь Коризиа осмотр делал, которой молодец то, сказывают, в печь бросил, и ждут, что все сие дело зальет оброк, которого на сих днях он ожидает. Мы не вступаемся, не хотя пустяки городить, да он уже и в руках полиции.

P. S. Я справлялся у знающих о месте ссылки Радищева, каково оно? Сказывают, что из лучших тамо; словом, при заслуженном им наказании, сколько можно употреблено милосердного снисхождения.


---

Я-то думал, что ЗС - это такой современный артхаус. А оно вона как. По мотивам ЖЗЛ, так сказать.
Ну и остальной текст, конечно, радует вечными темами.
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.